Версия сайта для слабовидящих

Выбор меню

Иван Фрибус: о себе и крестьянском труде

Живя в наших краях бок о бок много лет, русские и немцы, становясь «своими», нередко подстраивают под себя имена друг друга.  Поэтому приезжая к героям репортажей, мы зачастую сталкиваемся с тем, что рождённый Гансом фермер зовётся соседями просто Геной,

Фриц по-свойски именуется Федей, а работящий и сноровистый Йоханесс перекрещивается народной молвой в Ивана. Вот и наш сегодняшний персонаж, фермер Фрибус, на вопрос о том, как же к нему всё-таки обращаться, только весело рассмеялся: «Да зовите меня, как все, Иваном Ивановичем».

Родился он в Умёте. С малолетства (насколько это возможно ребёнку, конечно) помогал работать отцу. От него и получил в сельском хозяйстве свои первые познания, о которых сейчас с высоты прожитых лет говорит  с улыбкой и благодарностью.  Тогда чем-то потрясающим казались Ивану полосатые арбузы, тихо дремлющие на бахчах, и золотые колосья хлеба, пронизанные солнечными лучами. И люди окружали мальчика очень светлые, говорившие не о том, как снять маржу пожирнее, а о природе, рыбалке, секретах  маленьких семян как залоге большого урожая. 

Ване исполнилось семь лет, когда семья переехала в Петров Вал, где его родители стали работать на птицефабрике. Там появились новые друзья, забрезжили на горизонте более взрослые  желания. Парень оказался не из тех, кто медленно дрейфовал по жизни. Подрастая, он брал быка за рога и поворачивал всё по-своему. Летом ездил к бабушке в деревню, но не валялся на диване с пирожком, а работал штурвальным на комбайне. На первую полученную зарплату купил чудо советской мототехники – мопед «Рига 16». Красовался на нём с друзьями перед местными девушками, а ещё ездил «за невестами» в Тихомировку.

«У солдата выходной…»

Во время службы в армии Иван попал в морфлот в Эстонию. Эх, как шла ему форма! Он быстро вошёл во вкус армейской дисциплины, отчасти потому позже поступил в камышинское военное училище. Гордился курсантскими погонами и тем, что он – настоящий мужчина, солдат. Сколько промаршировал под строевые песни, сколько прополз по-пластунски и пробежал, преодолевая препятствия…  Лихое комбатское «Ррравняйсь! Смирно!» не забыл до сих пор. И его собственный голос, с детства густой и громкий, тоже приобрёл рокочущие командирские интонации. 

К представительницам слабого пола Иван душой не привязывался – не каждая выдержит долю курсантской подруги, не каждая будет ждать и верить. Но однажды на дискотеке в Доме офицеров ему приглянулась девушка с красивым именем Люба. Повела она бровью – и пропал парень, забилось у него сердце: «Разрешит проводить или нет?» Не будем выдавать все секреты, как, чуть дыша, искал Иван подход к красавице. В конце концов чистоглазая  Любочка стала верной спутницей его жизни, матерью их дочери и сына. Сейчас она тоже его правая рука – и посоветует, и поддержит, и рабочих покормит. А те уписывают её щи, плов да макароны по-флотски за обе щеки да знай нахваливают, мол, хозяйка у Ивана на славу.

Пшеничная душа

Во времена распада СССР из училища Иван ушёл. Мы все знаем, как порой выбивают из колеи трудности, причём повторяются они с завидным постоянством.

— Почему Вы живёте до сих пор в России, а не в благопристойной Германии вместе с родственниками? — спрашиваю у Ивана Ивановича.

— Я же здесь родился, я тут хозяин, — отвечает он. – Скучаю по этой стране и люблю её с детства, а любовь должна быть творческой. Оставив училище, я купил КамАЗ, завёл бахчи, потихоньку стал развиваться в растениеводстве. Сейчас примерно на пятистах гектарах земли выращиваю подсолнечник, зерновые и бахчевые культуры.

Как и всем фермерам Камышинского района, мне приходится ощущать последствия изменения климата, участившиеся засухи, приводящие к недобору урожая, соблюдать оптимальные сроки сева и уборки, просчитывать сбытовую и ценовую политику.  Многое в нашем деле также зависит от качества семян, их устойчивости к зною и вредителям. Поэтому сотрудничаю с ООО «Камышинское ОПХ», семена которого адаптированы к местным условиям, будь то засуха или морозы, а также к минимальной влаге. Они высокого качества,  проходят проверку в «Россельхозцентре» и имеют сертификаты соответствия. Государство, кстати, компенсирует аграриям часть расходов на покупку зерна высшей категории. За элитное семеноводство мне тоже выдаётся субсидия.

— То есть можно сказать, что фермеры в полной мере чувствуют себя уверенно благодаря поддержке государства?

— Это очень непростой вопрос. С одной стороны, поддержка никогда лишней не бывает и мы за неё благодарны. С другой, большая часть субсидий достаётся всё-таки крупным агрохолдингам, которые наращивают объёмы посевных и обороты бизнеса. Мелким же фермерам взять, например, кредит зачастую бывает не так просто… Думаю, действующая в настоящее время система государственного субсидирования всё же нуждается в пересмотре и корректировке.

— Если не секрет, к какой зерновой культуре у Вас больше всего лежит душа?

— К пшенице. Она хоть и требует большего ухода, чем рожь, но себя оправдывает.  Забот, конечно, с ней на самом деле много. Пшеница очень чувствительна к почве. Её выращивают на полях с определённой периодичностью, меняя территории и давая участкам отдохнуть. Землю для щедрого урожая необходимо подкармливать удобрениями, содержащими азот, суперфосфат и калий (вносятся они тоже каждое в определённое время).  После посадки надо следить, чтобы на культуру не напал никакой вредитель.  Многие у нас не хотят сеять пшеницу как раз из-за её затратности. Где-то что-то профукал, не додал удобрений, не проборонил вовремя, не применил гербицидов, не соблюдал севооборот  – вот и потерял урожай.  Но по ценовой политике она на треть выгоднее ржи.

— Иван Иванович, если говорить о планах и реальности в отношении урожая нынешнего года. Что сбылось?

— С пшеницей получилось неплохо: я рассчитывал выйти на 12 – 14 центнеров с гектара, а в итоге вышел на 21,5. Подсолнечник из-за засухи пришлось списать. Неплохие показатели достигнуты по бахчевым, но дыням всё-таки не хватило влаги. И потенциал яровых, к сожалению, тоже оказался сниженным из-за дефицита дождей.

Рыбалка на «клыкастого»

Хотя беседовали мы на его территории, в Дубовке Терновского сельского поселения, Иван Иванович немного смущался вниманием и отвечал на вопросы без лишних лирических отступлений, чётко по делу. Почему-то захотелось узнать больше о его увлечениях. Не робот же он, проводящий дни напролёт на полях. Тем более что по пятам за хозяином следовало около десятка разномастных собак. Они заглядывали ему в глаза и ожидали ласки. К чёрствому, жёсткому человеку так животные тянуться не будут.

Спрашиваю, чем фермер занимается в минуты отдыха. Оказывается, любит рыбачить. Недавно на Волге судака на четыре с половиной килограмма добыл – желанный трофей для любого рыболова.  Знающие сельчане утверждают, что вторая половина осени, когда у судака начинается «предзимний жор», вообще удачное время для добычи «клыкастых». Если улыбнётся фортуна, можно  вытащить козырный экземпляр гораздо крупнее. Зимней рыбалкой Иван Иванович  тоже не брезгует. С товарищами выезжает на два – три дня порыбачить на Дон, где применяет весь свой талант и рыбацкую сноровку.

Но отдых на лоне природы бывает у фермера всё-таки нечасто.  Растениеводство требует от него серьёзного, вдумчивого отношения. Каждый день, снова и снова. А ещё надёжной, универсальной и ремонтопригодной техники, которая позволит трудиться более производительно.  В технопарке Ивана Фрибуса имеются мощные, простые в обслуживании трактора К–700,  универсально-пропашные МТЗ, незаменимые на пашне ДТ, используемые круглый год Т-150, самосвал ГАЗ, много навесного и прицепного оборудования. Фермер умеет работать на каждом, и чем больше он на себя взваливает забот, тем  шире множатся  его планы.

Как бы то ни было, камышинская глубинка не изменяет своим трудовым традициям, нарабатывает прибыль и развивается.  А это хороший знак.

 

Елена Кулыжкина. Фото автора. Газета «Уезд» http://pressa-uezd.ru/?p=32381#more-32381

Наверх